О чем будут рассказывать 1 сентября в школах в оккупации

Российское Минпросветы разработало структурный план урока истории на первое сентября для школ временно оккупированных территорий.

Конспект урока 19 августа разослало директорам так называемое “Министерство образования и науки ЛНР”, благодаря чему об инициативе узнали компетентные органы Украины, а международное разведывательное сообщество InformNapalm обнародовало скан как самого урока, так и сопроводительного письма российской оккупационной администрации в Луганске.

Указание из Москвы адресовано, очевидно, не одной Луганщине, а всем временно оккупированным территориям. Она вполне согласна с программой, с которой пришел на нашу землю российский захватчик: деукраинизации, этнической русификации и привития украинофобии подконтрольным Москве гражданам Украины. Наиболее перспективным и податливым материалом для такой социальной инженерии, как обычно, определены дети.

Навязывание другой идентичности начинается с самого названия урока: “Моя история”. Хотя с какой стати для школьников Кадиевки, Сватового, Мариуполя и Херсона должна быть “их” история Александра Невского и Ивана III – московские методисты не объясняют.

Они просто следуют за устоявшейся в России традиции, где подлинными “историческими вехами” для всей огромной территории между Балтийским и Беринговым морями считаются действия ее правителей: Рюриковичей и Романовых. И раз такой подход воплощается во Владивостоке, почему бы не ввести его и в Старобельске?

Не стоит удивляться, что, по мнению составителей урока, “история пришла” на ныне оккупированные РФ земли Украины только с князем Потемкиным. Правда, контроль над Крымом (!) и планы создания “мощного причерноморского государства” авторы анахронически приписывают также князьям Руси. Это следует рассматривать как временную “закладку”. Ведь для того, чтобы “законно возвращать” себе Причерноморье в XVIII веке, им нужно было владеть когда-то в прошлом.

С историей Руси все то же: она нужна русским для того, чтобы ссылаясь на древнее прошлое, “законно возвращать” наши земли, как “свои бывшие”. Между прочим, из-за этих “закладок” следует беспокоиться не только украинцам: авторы конспекта урока серьезно утверждают, что Москва при Иване III “стала Третьим Римом”.

Кратко подводя итог, предлагаемое московскими кураторами содержание урока сводится к восхвалению величия России и сведению счетов с ее историческими врагами: украинцами и Западом.

От генетики к геополитике

Предметом гордости, ожидаемо, есть размеры: РФ, СССР, дореволюционной империи. От вкушения собственного предпочтения пропагандисты неожиданно теряют бдительность и начинают проговариваться.

По их словам, Россия “буквально нависает над восточным полушарием” (от себя отметим, что этого бремени соседи по полушарию давно хотят избавиться), а еще “при своем расширении никогда не уничтожала завоеванных народов”.

Признание того, что Россия все же завоевывала другие народы, можно было бы считать прогрессом русской школьной истории, но скорее всего здесь имеем дело с невнимательностью авторов и цензоров. Ибо большую часть урока методисты предлагают посвятить убеждению учащихся в гармонии и благодати совместной жизни в России.

Сообразительные школьники смогут составить самостоятельное представление о прошлой и будущей “гармонии” по тому, каким образом в уроке характеризуются украинцы и их культура. Украинское слово “язык” в тексте кое-где взято в кавычки. Это значит, что учитель, читая урок на русском, должен именно так его называть, выражая пренебрежение. А еще педагоги из Москвы отказывают украинцам в национальной самобытности. В тексте их упорно называют “малороссами” и вместе с русскими и белорусами объявляют частью “одного триединого народа”.

Архаические (с XIX века) шовинистические представления о триедином народе авторы урока миксуют с расистскими трендами новейшего времени: этническими интерпретациями гаплогрупп. Идея перенесения этого понятия по популяционной генеалогии в общественные науки и идеологию дала новый стимул любителям измерения черепов, а заодно и методистам российского Минпросвета.

Общая для так называемого “триединого народа” гаплогруппа R1a “характерна для 46% “великороссов”, 44% “малороссов” и 51% белорусов” – отмечают авторы авторы. Жаль, что они не стали продолжать список братских народов, носителей R1a. Эта гаплогруппа также распространена среди поляков (56%), таджиков (68%) и потомков брахманов Западной Бенгалии (72%).

Похоже, что разработчики первого урока истории принадлежат к адептам и другим экзотическим убеждениям, приобрести которые легче всего, являясь подписчиками третьесортных видеоблогов, замаскированных под наук поп.

Источником аргументов для них является, например, геополитическая концепция Хартленда: “Мероприятие, чувствующее себя мировой геополитической периферией, стремится взорвать единство и стабильность “Сердечной Земли” – России…”. Максимальная пустота этого утверждения должна компенсироваться его максимальным пафосом и претенциозностью.

Вообще есть ли смысл луганцам и херсонцам интересоваться прошлым своего края, когда все геополитические расписания учителя им собираются объяснять по глобусу? Не эти масштабы! А еще на российский глобус методисты из Хартленда предлагают натянуть сову средневековой истории.

Исторические ошибки и исторические измены

Чтобы объяснить, почему лучше дружить с Китаем, а не с НАТО, пропагандисты от образования разыграли сценку. Актерские роли в ней раздали князьям Даниле Романовичу и Александру Ярославичу, известными по вымышленным прозвищам “Галицкий” и “Невский”.

Итак, Галицкий князь воевал с монголами, ища поддержки у папы Римского и пытаясь “пристроиться к западноевропейской феодальной иерархии”. А Невский наоборот – избивал супостатов из Европы, признавая зависимость от ордынских ханов. Мораль и вывод: выбор Даниила был “исторической ошибкой”, а путь Александра – мудрой дальновидной политикой. В этом сюжете не хватает традиционного дисклеймера о том, что все события придуманы, а совпадения с реальными людьми – случайны.

О чем вообще говорить, когда источником по истории казацких восстаний в Речи Посполитой составители предлагают считать гоголевского “Тараса Бульбу”, а по истории Революции 1917 года в Украине – булгаковскую “Белую гвардию”.

“В 1648 г. нашёлся человек, который смог привести восставшую Малороссию к успеху” – заявляют московские “коучеры” о Богдане Хмельницком. Здесь и дальше они принципиально употребляют понятие “Малороссия” вместо Украины, хотя для времен Хмельницкого самое современное название нашей страны было актуальным. Книжное понятие “Малая Русь” видоизменится в “Малороссию” еще не скоро.

А “успехом” Хмельницкого, как утверждают российские кураторы оккупационного образования, было совсем не основание казацкого государства (об этом ни пары из уст), а только его “объединение с Россией”. И дальше украинским школьникам предлагают считать, что не собственная государственность с ее самобытным устройством, а единство с Москвой должно считаться казаками настоящей незыблемой ценностью.

Факт, что уже при жизни Хмельницкого дороги России с Украиной разошлись из-за сепаратного мира царя с польским королем, авторы урока старательно умалчивают. В то же время, спорадические попытки гетманов-преемников дипломатическим и военным путем сохранить казацкие вольности и государственность россияне характеризуют так: “казацкая верхушка предала дело Богдана Хмельницкого после его смерти”.

Традиционно досталось и Ивану Мазепе, который все свое долгое правление заботился о привилегиях и благополучии Гетманщины: сначала служа Москве, а наконец заключив союз со шведским королем. Будучи уже пожилым и всем обеспеченным человеком, Мазепа не имел никакой личной выгоды от измены. Он мог бы спокойно доживать век в почете у Петра и его двора.

Но такие благоприятные и обнадеживающие перспективы не относились к казацкой Родине Мазепы. Петр истощил ее человеческие и материальные ресурсы своей войной со шведами, к тому же готовился ликвидировать автономию Гетманщины в рамках административной реорганизации Московии. Вот что побудило старого Мазепу рискнуть всем, что у него было.

“Спецоперации” и войны с Западом прошлого

История расчленения Россией с сообщниками Речи Посполитой в тексте урока словно списана с современных заявлений Путина и Лаврова об Украине:

“Во второй половине XVIII в. усилия России по возвращению русских земель увенчались окончательным успехом. Ослабленная внутренними раздорами Речь Посполитая окончательно потеряла свою государственность и была разделена соседями”.

Именно так ученики: сначала потеряла государственность, а потом была разделена. Очевидно, такая странность встречается со всеми соседями России, за счет которых и периодически приращивает новые территории. И, конечно, захваченные в результате разделов земли уже были русскими. Почему? Потому что Россия еще раньше отождествила себя с Русью, а украинцев и белорусов – с россиянами.

“Началось медленное и тяжелое налаживание жизни малороссов и белорусов, которых жестокая власть панской Польши довела до крайне униженного состояния” – пишут российские кураторы о ХІХ веке, но, конечно, намекают на временно оккупированные территории Украины в ХХІ веке.

“Медленность” и “тяжесть” в обоих случаях сложно скрыть, но можно оправдать выдумками, мол, до прихода российских “освободителей” все было еще хуже.

На аннексированных королевских и ханских землях российские колонизаторы столкнулись со многими проблемами, ныне предстоящими в Украине. Поэтому, защищая репутацию князя Потемкина от вроде бы «сплетен» европейцев о «потемкинских деревнях», кураторы от Минпросвета, таким образом, оправдывают и современные промахи оккупационной администрации.

Похоже, что больной темой для кремлевской пропаганды является проигранная Россией Крымская война (1853-1856). Уж слишком много неприятных параллелей у нее с современной путинской авантюрой в Украине. Возможно, этому международному конфликту в рамках урока посвящен целый раздел с красноречивым названием «Пировая победа Европы». Чтобы не возникало соблазнов для аналогий, методисты всячески доказывают, что не таким уж поражением была и война. Но аргументы их настолько слабы, что усилия луганских учителей на уроке могут иметь противоположный ожидаемый эффект.

Украина Ленина угрожает России Сталина

Украинская тема (если не считать Даниила Галицкого, который “геополитически ошибся” и “гетманов-предателей”) возникает в конспекте в середине XIX века, когда “цивилизованные европейцы” решили воспользоваться региональными особенностями Малороссии для противопоставления ее населения русскому народу и Российской империи” .

Ученики с первого урока должны понять, что Путин пришел в Украину исправлять ситуацию, ведь тогда, двести лет назад, “скрытый замысел заключался в навязывании Малороссии противоположной России идентичности”.

Правда, чей конкретно это был замысел и как он воплощался, авторы не объясняют. Просто классика конспирологии, которой, собственно, и являются привычные российские представления об украинском национальном движении.

Следующий раздел, посвященный “хаосу и анархии” в результате революций 1917 года, демонстрирует не что иное, как хаос в хронологии, логике и стиле изложения авторских мыслей.

Сначала какие-то “украинские националисты” пытались (неудачно?) захватить Киев и провозгласили УНР. Затем Грушевский в австро-венгерском Львове “конструирует украинский исторический миф” и придумывает новые украинские слова. В следующем эпизоде ​​донецкие пролетарии не хотят видеть у себя украинскую власть. Упоминается отдельным абзацем гетман Скоропадский. Сразу после этого подводится итог: в гражданской войне выиграют красные и основывают (цитата Путина) “Украину имени Владимира Ильича Ленина”, в которой людям насильно навязывают украинский язык.

Этот калейдоскоп образов больше похож на сценарий не школьного урока, а пропагандистского видеоролика под тревожный музыкальный фон. Возможно, им он действительно и есть, а потому отдаем прерогативу его комментировать и оценивать представителям художественных профессий.

Советская эпоха в изложении московских методистов протекала в диалектическом взаимодействии процессов “украинизации изнутри” и “украинизации извне”. Первую люди еще как-то терпели, “внешне мимикруируя”, а вот от второй – “бандеровщины” – спасения не было совсем.

Оказывается, послевоенную советскую Украину исподтишка захватили бандеровцы, осевшие в Канаде. И с этих позиций они развернули свою русофобию в полную, как только “мощь советской власти под бременем внутренних проблем ослабла”.

Интересно, что апробацию столь революционного подхода в историографии россияне решили провести на украинских детях. То ли в надежде, что несформированные умы способны усвоить любой в бреду. Или ради эксперимента: зайдет – не зайдет.

Вопросы, на которые учителя не имеют ответов

Из истории межвоения школьникам должны рассказать об индустриализации и стахановском движении, не отягощая их упоминаниями о Голодоморе и репрессиях. В конце концов, как пишут кураторы: “Вместе россияне, украинцы и белорусы” переживали радости и огорчения”. Чем в это время занимались другие народы РСФСР и Советского Союза в принципе неважно.

В войну (Вторую мировую) три избранных народа-братья также воевали “плечем до плеча”, если не считать тех же “бандеровцев”, которые потом захватили и советскую и постсоветскую Украину, превращая ее в “Анти-Россию”, конечно “под прямым” давлением США, ЕС и НАТО».

Феномен Украинской Повстанческой Армии появился, как уверяют москвичи, в результате “жестоких преследований правительства восстановленной Польши и против российского, и против украинского населения”. Такая интерпретация вызывает сразу несколько вопросов: 1) Почему УПА появилась в 1943 году, если польские репрессии прекратились в 1939-м? 2) куда собственно делась Польша в начале войны? 3) оказывается, в Польше было также русское этническое меньшинство? 4) и что, она тоже присоединилась к созданию УПА?

Каждый из этих вопросов может поставить в неудобное положение учителя 1 сентября на оккупированной территории. Но учителей-коллаборантов как раз не жалко. Лишь бы дети не пострадали из-за своей непосредственности и любознательности.

Наиболее проблематичной в этом плане является тема не столько Второй мировой, сколько современной развязанной Путиным войны. Ведь школьники, к которым российское Минпросветы отправляет врать специально подготовленных учителей, являются непосредственными свидетелями (если не участниками) этих трагических событий.

Share

Рекомендуємо почитати: